Школьников расстрелянной казанской гимназии массово вычеркнули из потерпевших

Выяснились новые подробности устроенного Галявиевым теракта

С момента жуткой бойни в Казани, где 19-летний Ильназ Галявиев ворвался в школу и расстрелял 9 человек, в том числе семерых детей, прошла неделя. Многим учащимся 175-й школы (всего, напомним, ранен 21 человек) присвоили статус свидетелей. Родители негодуют – они не понимают процессуальных тонкостей и опасаются, что дети лишатся льгот, положенных потерпевшим.

Также мы выяснили детали расследования – следователи проверяют информацию о неработающих громкоговорителях в классе, где погибло большинство жертв, и корпоративе в честь дня рождения директора гимназии.

Выяснились новые подробности устроенного Галявиевым теракта
РОДИТЕЛИ НЕГОДУЮТ ИЗ-ЗА МАССОВОГО ПЕРЕВОДА ИХ ДЕТЕЙ , РАНЕЕ УЖЕ ПРИЗНАННЫХ ПОТЕРПЕВШИМИ, В СТАТУС СВИДЕТЕЛЕЙ.ФОТО: ЛЕВ СПЕРАНСКИЙ

Понедельник обернулся двойным стрессом для школьников, уцелевших в бойне, устроенной Ильназом Галявиевым. В этот день возобновились занятия, а многих детей повторно вызвали на допрос.

Бумажная фабрика “Регистрон”

Бумажная фабрика “Регистрон” в Москве – время работы, отзывы, фото и панорама

Судя по информации в Сети, несколько лет назад Нерюпов был «важняком» Главного следственного управления по Северо-Кавказскому федеральному округу. Фамилия следователя упоминается в Интернете в контексте экстремистских дел. Например, «дело членов УНА-УНСО («Украинская национальная ассамблея — Украинская народная самооборона»; организация признана экстремистской, ее деятельность запрещена на территории РФ) в Грозном» и дело против организаторов благотворительного фонда «Восстановление» (был открыт прихожанами одноименного Христианского центра «Восстановление» (ХЦВ) — евангелической церкви, созданной в Москве уроженцем Украины, пастором Евгением Пересветовым. Сейчас Нерюпов занимается анализом собранных материалов и координирует действия коллег.

Другая группа следователей работает в одном из райотделов Казанского управления СКР с главными фигурантами громкого дела: самим Галявиевым, его родственниками, должностными лицами, ключевыми свидетелями и «тяжелыми» потерпевшими: получившими вред здоровью и родственниками погибших в бойне.

Третий штаб был развернут в Центре бокса и настольного тенниса, расположенном неподалёку от места ЧП. В просторном помещении на первом этаже спорткомплекса расположились около 20 «допросных» столов со следователями и психологами, отгороженных друг от друга ширмами и большими зеркалами. У входа для ожидающих своей очереди расставлены лавочки. Заботливо разложены принадлежности для детей: пластилин, раскраски, карандаши, книжки и скакалки. Именно сюда в первые дни была стянута основная масса ошарашенных школьников — всего, по словам собеседника из числа местных силовиков, планируется допросить более 700 человек.

Сюда же в понедельник начали вызывать школьников повторно.

– Наших детей, которые лежали в лужах крови своих одноклассников и притворялись убитыми, чтобы спастись, разжаловали из потерпевших в свидетели! Нет, я понимаю, свидетели — это те, кто снимал на телефон из соседнего дома, видел, как это чудовище заходит в школу. А наших почему приравнивают к свидетелям? – негодует мрачная женщина в возрасте.

В разговор включается другая родительница.

– Ещё 15 мая нас допрашивали в качестве потерпевших. Разъясняли права, рассказывали, что мы будем иметь возможность следить за ходом расследования, присутствовать на суде над убийцей.

А сегодня вызвали сюда опять: мол, буквально на 10-15 минут. Мало того, что сразу после уроков пришли, ждали тут полтора часа, так нас ещё и запугивают экспертизами всякими, постановкой на учёт. Может, кто-то из-за этого поступить в хороший вуз не сможет, кому-то права не дадут, а кто-то переживает, что одноклассники психом называть будут. Моя и так проморгаться никак не может, психолог сказала, что это нервный тик, так ещё и пугают, что если не откажемся от исследований, то затаскают! – включилась другая родительница.

По словам женщин, следователь объявил, что пришло распоряжение из Москвы: всех, кто не получил физического урона или не является родственником погибших, перевести в статус свидетелей. Большинство родителей с этим не согласны – считают, что их чада понесли моральный ущерб, а значит, должны считаться потерпевшими. Кто-то боится возвращаться в школу, кому-то по ночам снятся кошмары. Некоторые подписали отказ от проведения экспертизы, позволяющий установить степень морального вреда, которая, возможно, вернёт им статус потерпевших в этой трагедии.

ДАЖЕ ТЕ ДЕТИ, КОГО НАПРЯМУЮ НЕ КОСНУЛАСЬ АКЦИЯ ИЛЬНАЗА ГАЛЯВИЕВА, ПЕРЕЖИЛИ ОГРОМНЫЙ СТРЕСС.ФОТО: ЛЕВ СПЕРАНСКИЙ

На отдельном столе, где следователи складируют материалы, я лично наблюдал три стопки с протоколами допросов — одна, самая большая, с показаниями потерпевших, средняя – с показаниями свидетелей — бывших потерпевшими, и самая маленькая, буквально из нескольких протоколов, про тех, кто настоял на прохождении экспертизы.

– А мой Даня (имя изменено) разве не пострадал там? – рассуждает мама ученика начального класса. – Их класс нормально так тряхануло, бомба почти под ними взорвалась. А потом преступник дергал ручку двери и представлялся полицией. Наверное, боятся, что мы компенсацию будем просить, но дело-то не в деньгах!

Женщина рассказала, что после первого допроса ей не выдали никаких документов на руки и даже не позволили сфотографировать бумаги. На второй беседе фотографировать разрешили. Собеседница протянула копию протокола допроса и постановление об отмене постановления о признании потерпевшим.

Из протокола допроса школьника:

«Ближе к концу урока услышал несколько выстрелов, но  не подумал, что это выстрелы из оружия, думал, что хлопали двери от ветра. После этого (имя-отчество преподавателя)  вышла из кабинета на несколько секунд, при этом она все время была в моем поле зрения. Она схватилась за сердце и забежала обратно в кабинет.

Что она увидела в коридоре, я не знаю. Она сразу же закрыла за собой дверь на ключ. Потом услышал по громкой связи объявление директора, а именно: «Всем учителям. Закрыть на замки двери и окна и не паниковать». Это объявление не дублировалось.

После этого практически сразу, этажом ниже, прогремел большой и шумный взрыв (хлопок). После этого учитель сообщила, что нужно пройти в конец кабинета, спрятаться и вести себя тихо. Мы все так и сделали, я спрятался под парту.

Рядом со мной были мои одноклассники, мы вели себя очень тихо. Учитель стояла в конце кабинета, наблюдала за всеми и говорила нам не нервничать, не паниковать и не шуметь. В этот момент я слышал выстрелы. В тот момент не знал, что именно происходит, но понимал, что в школу ворвались захватчики, террористы, которые стреляют по ученикам.

Спустя ещё некоторое время к двери нашего кабинета подошел какой-то человек, который дергал ручку, но не смог открыть дверь. Потом была тишина. Через некоторое время подошли несколько людей, которые постучались и представились сотрудниками полиции, но учитель не открыла дверь. В этот момент дверь силой выбили сотрудники ОМОНа, которые проводили нас до первого этажа.

В тот день, в момент событий в школе, я очень сильно переживал, нервничал, боялся за себя. Кроме того, когда мы находились в кабинете и были заперты изнутри, кто-то из моих одноклассников плакал. Плакали девочки и мальчики».

Насколько обоснованно детей, не пострадавших физически при нападении на школу, перевели из потерпевших в свидетели? Объяснить правовую сторону вопроса мы попросили адвоката Александра Самухова.

– Де-юре Следственный комитет сделал все по закону. Действительно, согласно статье УПК РФ потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред. Экспертиза медицинская или психолого-психиатрическая, необходимая для установления ущерба, не так страшна, как некоторые представляют. Обычно исследование проводится амбулаторно одним днём.

Что касается участия в процессе, то это также не займёт много времени у самих потерпевших и их представителей, количество следственных действий, в которых им обязательно принимать участие, минимально, а явки в суд в большинстве случаев можно избежать по уважительным причинам. Другое дело — это существенно добавит работы следователям.

Другое дело, если действия преступника признают терактом, то есть по сути преступлением против общества (тут нельзя не вспомнить про бомбу и последние сообщения, опубликованные в телеграм-канале убийцы, и опубликованные СМИ – Авт.). Тогда потерпевшими автоматически будут все те, кто находился в здании школы. Поэтому, на мой взгляд, можно обжаловать не только постановление об отмене (постановления о признании потерпевшим), а саму квалификацию преступления.

***

Главный вопрос, на который по-прежнему нет ответа – кто или что толкнуло Галявиева на преступление. По нашей информации, следствие рассматривает две основные версии и одну побочную. Первая и одновременно самая сомнительная гипотеза, по мнению нашего источника, это то, что Ильназ Галявиев сошёл с ума. Безусловно, точки над i в этом вопросе расставят эксперты, но, судя по поведению убийцы, на психа он не тянет. Такие же предположения нам высказал адвокат по назначению Александр Гиляжев, представлявший интересы обвиняемого на процессе по избранию меры пресечения,. Защитник пояснил, что имел с казанским стрелком короткую беседу, но по взгляду и манере общения сделал для себя вывод о том, что подзащитный вполне вменяем.

– Когда его заводили в зал суда, он был пристегнут с двух сторон к сотрудникам. Было видно, как его колотило. Но потом он быстро собрался. Скорее всего, мандраж был связан с мерами по обеспечению безопасности в процессе.

– О чем вы говорили с ним?

– Меня интересовала исключительно его позиция, и вопросы я задавал только касаемо текущего заседания. Так, я спросил, понимает ли он, что происходит и зачем он тут находится, и о его позиции по ходатайству следователя о его аресте. На все он ответил утвердительно, согласился с мерой пресечения.

– С чем в процесс вышло обвинение? Какие были представлены доказательства вины суду?

– Мне было достаточно того, что было оглашено в процессе. Личных сомнений в причастности Галявиева к преступлению у меня не было.

– Почему вы склоняетесь к тому, что стрелок не психопат?

– Знаете, я конечно не эксперт, но у меня все-таки 25-летний опыт. К тому же есть опыт работы в районе, где расположена психиатрическая больница. Поэтому мне по долгу службы регулярно иметь дело с нездоровыми людьми (каждые полгода на специальной комиссии рассматривается вопрос о продлении содержания осуждённых в этой лечебнице или смягчения их участи, где участвуют и адвокаты по назначению. В частности, Гиляжев на одной из таких процедур видел «кровавую няню» Бобокулову, отрезавшую голову ребёнку в Москве, – Авт.). Так вот, опыт подсказывает, что видимых расстройств у Галявиева нет.

Однако не стоит отметать вероятность того, что убийца мог находиться в состоянии какого-то дурманящего вещества, которое могла не выявить первичная экспертиза на стандартные наркотики. Ведь при обыске в квартире Галявиева была обнаружена настойка из грибов мухоморов.

У ВХОДА В ШТАБ, ГДЕ СЛЕДОВАТЕЛИ ДОПРАШИВАЮТ ШКОЛЬНИКОВ, ПСИХОЛОГИ ЗАБОТЛИВО РАЗЛОЖИЛИ ИГРУШКИ.ФОТО: ЛЕВ СПЕРАНСКИЙ

Или же стрелок мог находиться под чьим-то влиянием.

Именно версию «вербовки» или какого-то подобного воздействия на стрелка особенно тщательно проверяют силовики. Не случайно руководителем следственной группы назначен специалист по экстремизму. Кстати, республиканское управление ФСБ, ведущее оперативное сопровождение уголовного дела, считается одним из сильнейших в системе. Однако ощутимых сдвигов в разработке этой версии пока нет. Выражаясь на сленге силовиков, Галявиева «примеряют» и к религиозным радикальным течениям, и к современным деструктивным течениям.

– Насколько мне известно, пока каких-либо подозрительных контактов у него не обнаружено. Не даёт результатов и техника (исследование изъятых у стрелка гаджетов, – Авт.). Осложняет работу и то, что сам фигурант был закрытым, а все опрошенные характеризуют его исключительно с положительной стороны. А сомнений в работе наших чекистов нет, они работают, как надо. Сам Галявиев отрицает наличие каких-либо вдохновителей, – поделился наш источник.

Подверсией этого направления является гипотеза о том, что массовый расстрел — яркое проявление какого-то нового и ещё не изученного деструктивного явления, отличающегося от «колумбайна» или «синего кита». Этой гипотезой в спецслужбах заинтересовались после рассказа местной жительницы о трагедии в ее семье. «МК» публиковал интервью с ней – сын женщины за день до трагедии в школе покончил с собой. Он учился в том же колледже, что и Галявиев, и за год до ЧП начал вести себя примерно так же, как и Ильназ.. В пользу существования некой группировки говорят послания с призывами убивать, якобы оставленные Галявиевым, и показания его знакомых о том, что стрелок называл себя «вербовщиком» и зазывал их в «секту».

Также следователи по крупицам восстанавливают события страшного дня 11 мая. Пока люди в погонах, изучив записи с городских видеокамер, ничего подозрительного не выявили: никто к Галявиеву не приходил домой и на пути в гимназию он был один. Подробным образом изучаются обстоятельства самого преступления, действия и решения ответственных лиц, технические моменты: в том числе устройство оповещения в школе и даже исправность замков на дверях.

Так, по рассказам нашего источника, некоторые школьники рассказали о том, что в классе, где погибло больше всего детей (8 «А»), якобы не сработал громкоговоритель, по которому директор школы приказала закрыться в классах. Также была информация о том, что в одном из классов якобы то ли не было ключей, то ли был неисправен замок, и детям приходилось держать дверь закрытой руками.

Кроме того, следователями будет дана оценка действиям или бездействию сотрудников школы и организации администрацией охраны учреждения. Со слов источника, проверяется информация о том, что некоторые педагоги не находились на своих рабочих местах, потому что были задействованы в приготовлении к празднованию дня рождения директора гимназии Амины Валеевой. 11 мая ей исполнилось 62 года. По некоторым данным, она не должна была находиться в этот день на работе, но приехала, так как планировалось торжество в кругу коллег.

Первое время, по информации собеседника, даже отрабатывалась версия мести со стороны Ильназа именно директору. Якобы Галявиеву не рекомендовали переходить в 10-й класс, и он был вынужден пойти учиться в техникум. Но позднее сам стрелок заявил, что изначально планировал теракт на другой день, и следователи отказались от этой гипотезы.

Что касается организации охраны школы, то в первую очередь следствие выяснит финансовую подоплеку вопроса. Некоторые родители сообщили, что ещё в прошлом году сборы на охрану продолжались, но в период пандемии учреждение не функционировало, а внесённые средства родителям возвращены не были. Также по данным источника, подтверждающимся теми документами, что мы видели воочию, всем следователям приказано поставить перед допрашиваемыми вопрос: «Перечисляли ли вы в этом учебном году денежные средства на счет образовательного учреждения на оказание охранных услуг?»

В любом случае, пока никаких решений по привлечению к ответственности каких-либо ответственных лиц не было.

Чего не хватает в этой истории?

Несмотря на ряд официальных заявлений о том, что Галявиев действовал один, многие (берём во внимание опрошенных нами сотрудников, родителей и учеников школы) сомневаются в том, что неподготовленный в плане навыков, промахнувшийся несколько раз в упор в девушку на входе в школу, преступник мог в одиночку убить столько людей. Муссируются слухи о том, что в здании гимназии, якобы, по словам учеников, прогремело несколько хлопков, а также были слышны параллельные выстрелы. Опять же ходят разговоры, что оперативники якобы искали кого-то третьего, поясняя, что «один нападавший сдался, один ликвидирован, а третий где-то бегает». Не будем плодить фейки – надеемся лишь, что следствие максимально полно и скрупулезно разберется в этой ужасной трагедии.