Каждый человек в современном обществе является потребителем нематериальных благ, которые являются результатом интеллектуального творчества других людей. Зачастую, мы даже не задумываемся о том, откуда данные интеллектуальные права появились.

Термин «интеллектуальные права» как разновидность гражданских прав был введен сравнительно недавно, а именно с 1 января 2008 года – момент вступления в силу части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — «ГК РФ») [1], принятого 18.12.2006.

Интеллектуальная собственность

Интеллектуальная собственность – это права лица на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, продукции, работ и услуг.

В настоящее время интеллектуальная собственность стала довольно-таки распространённым явлением, она плотно переплетается с материальными благами. Возникновение права интеллектуальной собственности связанно с созданием интеллектуальной деятельности лицом, творческим трудом которого создан такой результат, такое лицо является автором.

Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный творческим трудом, первоначально возникает у самого автора. Это право может быть передано автором другому лицу по договору, а также может перейти к другим лицам по иным основаниям, установленным законом.

В отличие от стандартных товаров, которые подлежат материальной оценке, интеллектуальная собственность состоит из нескольких компонентов, а именно:
объекта интеллектуальной собственности, зафиксированного в любой объективной форме, не противоречащей законодательству;
право имущественного характера на него, определяемого, как правило, документально.

Объекты интеллектуальной собственности

Объекты интеллектуальной собственности можно условно разделить на три основных группы, которые отличаются друг от друга правовым режимом:

  • произведения науки, литературы и искусства. Эта группа так же включает в себя программы для электронных вычислительных машин и различные базы данных, которые защищены авторским правом и не требуют обязательной государственной регистрации;
  • объекты промышленной собственности и средства индивидуализации юридического лица. В эту группу входят промышленные образцы и изобретения, товарные знаки и знаки обслуживания, полезные модели, наименования мест происхождения товаров. Объекты данной группы подлежат государственной регистрации.
  • нестандартные объекты интеллектуальной собственности. К ним относятся ноу-хау, топологии интегральных микросхем и селекционные достижения.

Оценка объектов интеллектуальной собственности имеет определенные нюансы и особенности, обусловленные спецификой интеллектуальной собственности, поскольку в нынешних реалиях объекты интеллектуальной собственности широко используются в сети Интернет, при индивидуализации юридического лица, при продвижении и рекламировании определенного продукта, а также в других случаях.

Объекты интеллектуальной собственности — это зачастую нематериальные информационные объекты, которые созданы автором для определенных целей. Такие объекты легко копировать и распространять. Чаще всего именно такие особенности имеют объекты первой группы, поскольку они часто используются в повседневном быту. Просмотр фильмов и передач, чтение книг и статей, прослушивание музыки, игра в компьютерные игры, использование приложений и компьютерных программ — это все то, без чего современный человек не представляет свою жизнь. Однако мало кто задумывается, откуда и как появляются данные нематериальные блага. Их создают авторы, которые впоследствии могут распорядиться своим творением на собственное усмотрение. Поскольку данные объекты не подлежат государственной регистрации, то на данный момент широко распространенно пиратство, то есть использование объектов интеллектуальной собственности, не имея на то надлежащего права. С финансовой точки зрения процесс размножения и тиражирования экземпляров является гораздо менее затратным, нежели непосредственное создание произведения.

У перечисленных объектов, помимо автора, существует еще и владелец, в ряде случаев это могут быть разные лица. Автор может передать свое право на произведение другому лицу, при этом сам теряет право на свое произведение.

Однако рассмотренные обстоятельства — это лишь верхушка, объектов интеллектуальной собственности. Существуют объекты, которые имеют значительную рыночную стоимость. К таким объектам зачастую относятся средства индивидуализации юридического лица и выпускаемой им продукции. Фирменное наименование, знаки обслуживания и товарные знаки, что в целом можно назвать «брендом». Использование «бренда» осуществляется правообладателем на его усмотрение. Он может отчуждать данное право за определённое материальное вознаграждение. Данным правом правообладатели успешно пользуются, проводя с объектами интеллектуальной собственности различные юридические действия, они продают и покупают нематериальные блага, предоставляют другим лицам право пользования своим «брендом» и выступать от его имени, а также ряд других нематериальных благ, не запрещенных законом.

Для осуществления любых действий с объектами интеллектуальной собственности необходимо произвести его оценку, то есть понимать, сколько стоит определенный объект в денежном эквиваленте.

Один и тот же объект интеллектуальной собственности может иметь несколько стоимостных значений в зависимости от объекта оцениваемых прав допустим, таких как лицензия (она может быть исключительной или неисключительной), способа и территории использования объекта, а также срока действия прав, установленных законом или договором.

На стоимости объекта так же отражается степень готовности определенного объекта в коммерческих целях. Полностью ли готов объект к использованию, какие вложения необходимы для получения конечного результата, на сколько востребован объект на рынке и какую прибыль можно получить при использовании объекта — это все играет первоочередную роль при определении стоимости объекта интеллектуальной собственности.

Принципы оценки

При проведении оценки интеллектуальной собственности используют определенные методы и принципы оценки. Основные принципы, от которых отталкиваются при определении стоимости [2]:

  1. принцип полезности, то есть способность удовлетворить определенные потребности конечного потребителя на определенной территории в ограниченное количество времени;
  2. принцип замещения основан на том, что потребитель не станет платить больше определенной стоимости за объект, который он может получить при приобретении аналогичного объекта меньшей стоимости, но с теми же показателями. Данный принцип является принципом предельной полезности, выражающий определенное соотношение прироста полезности при инвестициях в различные активы на единицу инвестированного капитала;
  3. принцип ожидания заключается в прогнозировании получения будущих доходов от оцениваемого объекта и соразмерность вложения и будущей прибыли;
  4. принцип соответствия направлен на повышение уровня объекта и подразумевает, что оцениваемый объект отвечает определенным рыночным стандартам;
  5. принцип спроса и предложения заключается в том, что на стоимость объекта влияют изменения рыночной ситуации. В связи с тем, что рынок не может пребывать всегда в состоянии стабильности, показатели спроса и предложения также видоизменяются;
  6. принцип конкуренции сводится к тому, что рынок интеллектуальной собственности довольно широк и разнообразен. В таких условиях, объект оценки может увеличиваться либо уменьшатся в своей стоимости при появлении на рынке новых субъектов в данном сегменте.

Таким образом, становится очевидно, что на стоимость определенного объекта влияет множество факторов и ценообразование в данном случае непростое. Однако это не препятствует правообладателям вести активную работу в выбранном ими сегменте.

Права на объекты интеллектуальной собственности являются исключительными правами в отношении третьих лиц. Это означает, что только автор или иной правообладатель, являющийся собственником прав на конкретный объект интеллектуальной собственности, вправе его использовать по своему усмотрению, запрещая такие действия всем третьим лицам без разрешения правообладателя.

Такое разрешение может быть дано правообладателем в форме лицензионного договора.

Лицензионный договор

Лицензионный договор — это средство распоряжения исключительным правом, по которому одна сторона, обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, предоставляет или обязуется предоставить другой стороне право использования такого результата или средства в предусмотренных договором пределах. Следовательно, в лицензионном договоре могут предоставляться авторские, патентные, смежные, а также другие права.

Лицензионный договор может быть исключительным и не исключительным, то есть договором предоставления лицу права с сохранением за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам, либо без такового.

Такие договоры заключаются в письменной форме. Несоблюдение письменной формы или требования о государственной регистрации влечет за собой недействительность лицензионного договора.

За несоблюдение условий лицензионного договора, повлекшего возникновение правонарушения, наступает гражданско-правовая, административная, а так же уголовная ответственность.

Хочу заметить, что неотъемлемой частью интеллектуальной собственности является средство индивидуализации.

Средством индивидуализации, которому предоставляется правовая охрана (интеллектуальной собственностью) является, в том числе товарный знак.

Товарный знак

Товарный знак — обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей.

Пунктом 1 статьи 1484 ГК РФ предусмотрено, что лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), т.е правообладатель вправе использовать его по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом, разрешать или запрещать другим лицам использовать товарный знак.

Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения (пункт 3 статьи 1484 ГК РФ).

Статьей 1515 ГК РФ предусмотрена ответственность за незаконное использование товарного знака, в том числе право требовать по своему выбору вместо возмещения убытков компенсации: 1) в размере от 10 000 до 5 млн. рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения; 2) в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

Право на товарный знак является ценным корпоративным активом, что неизбежно влечет злоупотребления со стороны недобросовестных участников рынка такие как: использование известного товарного знака в наименовании товаров/услуг, доменном имени, рекламе с целью получения клиентов указанного товарного знака; регистрация известного товарного знака в отношении иных классов МКТУ (международная классификация товаров и услуг) с аналогичной целью и другое.

Приведу случай из своего профессионального опыта, произошедший еще на заре формирования судебной практики по вопросу прекращения нарушения исключительного права на товарный знак и взыскании компенсации за незаконное использование товарного знака.

Товарный знак «SNEGIRI»

В 2013 году ЗАО «Снегири Девелопмент» (далее — «Истец») обратилось в арбитражный суд Московской области с иском к ООО «Истринские дали» и ООО «УИК Клуб любителей недвижимости» с требованием обязать ответчиков прекратить нарушение исключительного права на товарный знак «SNEGIRI» (приоритет товарного знака был установлен с 17.02.2010), в том числе удалить страницу www.snegiri-msk.ru в сети Интернет — для ООО «УИК Клуб любителей недвижимости», для ООО «Истринские дали» — удалить рекламу, содержащую словесное обозначение «snegiri» и/или «снегири», а также изменить наименование жилого комплекса «НОВЫЕ СНЕГИРИ» на иное слово, исключив слово «СНЕГИРИ», при этом взыскать компенсацию за незаконное использование товарного знака «SNEGIRI» в сумме 500 000 рублей с каждого ответчика.
Суть спора: В указанный период Истец, осуществляя строительство многофункционального жилого комплекса «Снегири ЭКО», обнаружил, что ООО «Истринские дали» осуществляет строительство и продажу помещений в жилом комплексе ЖК «Новый Снегири», информация о котором была размещена на интернет-сайте www.snegiri-msk.ru, что было нотариально удостоверено протоколом осмотра интернет- страницы. Администратором доменного имени www.snegiri-msk.ru с 12.02.2010 г. являлся ООО «УИК Клуб любителей недвижимости». Истец усмотрел, что доменное имя и обозначение используемое для названия жилого комплекса сходно до степени смешения с товарным знаком Истца, при этом словесное обозначение «Снегири»/«SNEGIRI» не являлось фирменным обозначением какого-либо из ответчиков.

В пункте 13 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.12.2007 № 122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности» [3], указано, что вопрос о сходстве до степени смешения двух словесных обозначений, применяемых на товарах истца и ответчика, может быть разрешен судом с позиции рядового потребителя. При этом оценивая правильность сопоставления товарных знаков с точки зрения их графического и визуального сходства, судам следует учитывать рекомендации, данные в постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.07.2006 № 2979/06 и от 17.04.2012 № 16577/11, согласно которым вывод о сходстве делается на основе восприятия не отдельных элементов, а товарных знаков в целом (общего восприятия), а также презумпции разумности и добросовестности участников правоотношений, закрепленной статьёй 10 ГК РФ.

Для признания сходства товарных знаков достаточно уже самой опасности, а не реального смешения товарных знаков в глазах потребителя.

В данном споре, суд установил, что при наличии абсолютного фонетического и семантического тождества словесных элементов «SNEGIRI» и «СНЕГИРИ», даже с учетом наличие второго словесного обозначения в заявке «Новые Снегири» не приводило к принципиально иному восприятию товарного знака. При этом суд также учел однородность услуг, предоставляемых Истцом и ООО «Истринские дали».

Согласно правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 11.11.2008 № 5560/08, оценивая действия администратора домена на предмет наличия или отсутствия в его действиях акта недобросовестной конкуренции, запрещенной статьей 10 bis Парижской конвенции [4], суд руководствуется тремя критериями в совокупности: доменное имя идентично или сходно до степени смешения с товарным знаком третьего лица; у владельца доменного имени нет каких-либо законных прав и интересов в отношении доменного имени; доменное имя зарегистрировано и используется недобросовестно.

Наличие у ответчика прав по администрированию домена, размещение на данном домене информации о товарах тех же классов МКТУ в отношении которых зарегистрирован товарный знак Истца, ответчиками в материалы дела не представили.

Обосновывая размер заявленных требований о взыскании компенсации, Истец указывал и на наличие серьезных экономических последствий, вызванных незаконным использованием товарного знака со стороны ответчиков, связанных с появлением недобросовестной конкуренции при реализации недвижимости вследствие введения покупателей в заблуждение. Также истцом представлены сведения о затратах, понесенных на регистрацию и продвижение товарного знака.

Решением Арбитражного суда Московской области от 13.12.2013 по делу № А41-20527/2013 исковые требования были удовлетворены частично: исковые требования удовлетворены за исключением требования о взыскании с каждого ответчика по 500 000 рублей, сумма была уменьшена до 200 000 рублей с каждого ответчика.
Решение Арбитражного суда поддержала апелляционная инстанция, после чего ООО «Истринские дали» обратилось с кассационной жалобой в Суд по интеллектуальным правам и 15.07.2014 постановлением Суда по интеллектуальным правам судебные акты нижестоящих инстанций были оставлены без изменений.

При этом СИП указал, что довод ООО «Истринские Дали» о том, что коммерческое обозначение «СНЕГИРИ» было им введено в оборот в 2009 году, то есть до регистрации товарного знака истца — ответчиком не доказано.

В обоснование кассационной жалобы ООО «Истринские дали» также указывало на неприменение судами установленных Методическими рекомендациями по проверке заявленных обозначений и товарных знаков на тождество и сходство, утвержденными Приказом Роспатента от 31.12.2009 №197 (далее — Методические рекомендации) [5] критериев для определения сходства обозначений.

Обращаю Ваше внимание на то, что согласно Постановлению Президиума Суда по интеллектуальным правам от 27.02.2017 по делу № СИП-542/2016 [6] Методические рекомендации не являются законом или иным нормативным правовым актом.

На текущий момент времени применяются Положения Методических рекомендаций по определению однородности товаров и услуг при экспертизе заявок на государственную регистрацию товарных знаков и знаков обслуживания, утвержденных Приказом Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам от 31.12.2009 № 198 [7].

В рассматриваемом деле примечательно было также то, что не смотря на то, что Суд по интеллектуальным правам (далее — «СИП») был создан 03.07.2013 года, фактически данный суд начал рассматривать дела в 2014 году, поэтому данное дело было рассмотрено в первый год формирования СИП судебной практики.

Что касается доменного имени, хотелось бы отметить, что до настоящего времени, в случае коллизии прав владельца товарного знака и администратора домена приоритет признается за владельцем исключительных прав на товарный знак, и споры решаются в большинстве случаев в его пользу. Но при этом в каждом конкретном случае решение суда будет зависеть от собранных по делу доказательств и убедительности представителя.

ШАТО-АРНО

В 2017 году также рекомендую обратить внимание на Определение Верховного Суда РФ от 25.04.2017 N 305-ЭС16-13233 по делу N А40-131931/2014 [8] по иску общества «ШАТО-АРНО» к закрытому акционерному обществу «Фирма ВАСТОМ» о защите исключительных прав на товарный знак, в котором Верховный Суд РФ закрепил возможность применения к юридическим лицам позиции, изложенной в Постановлении Конституционного Суда РФ от 13.12.2016 № 28-П [9] – о возможности судов определять с учетом фактических обстоятельств конкретного дела общий̆ размер компенсации ниже минимального предела, если размер подлежащий̆ выплате компенсации, с учетом возможности ее снижения, многократно превышает размер причиненных правообладателю убытков (при том, что эти убытки поддаются исчислению с разумной̆ степенью достоверности, а их превышение должно быть доказано ответчиком) и если при этом обстоятельства конкретного дела свидетельствуют, в частности, о том, что правонарушение совершено индивидуальным предпринимателем впервые и что использование объектов интеллектуальной̆ собственности, права на которые принадлежат другим лицам, с нарушением этих прав не являлось существенной̆ частью его предпринимательской̆ деятельности и не носило грубый̆ характер.

В завершении хотелось бы акцентировать внимание на то, что интеллектуальная собственность прочно укоренилась в повседневном обиходе человека. Люди не могут обходиться без нематериальных благ, которые им сейчас предоставлены. Поэтому рынок интеллектуальной собственности стремительно расширяется. Появляется конкуренция, улучшается качество предоставляемых объектов нематериальных благ. Все это приводит к пиратству и распространению контрафактной продукции, незаконному использованию «брендов» и товарных знаков. Правообладатели вынуждены отстаивать свои нарушенные права в суде, следить за надлежащим использованием их творений. За нарушения прав интеллектуальной собственности грозит ответственность, как гражданско-правовая, так административная и уголовная. Поэтому действия с объектами нематериальных благ следует осуществлять в рамках действующего законодательства. Не стоит пренебрегать нормами права и ставить себя под удар.

Библиографический список:

  1. Гражданский кодекс РФ [Электронный ресурс]. Официальный текст приводится по состоянию на 1 июля 2017 г. Система Консультант Плюс
  2. Методические рекомендации по определению рыночной стоимости интеллектуальной собственности, утвержденные Минимуществом России 26.11.2002 № СК-4/21297. [Электронный ресурс]. Система Консультант Плюс.
  3. Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.12.2007 № 122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности» [Электронный ресурс]. Система Консультант Плюс.
  4. Конвенция по охране промышленной собственности. [Электронный ресурс]. Система Консультант Плюс.
  5. Приказ Роспатента от 31.12.2009 № 197 «Об утверждении Методических рекомендаций по проверке заявленных обозначений на тождество и сходство». [Электронный ресурс]. Система Консультант Плюс.
  6. Постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 27.02.2017 по делу № СИП-542/2016. [Электронный ресурс]. Система Консультант Плюс.
  7. Приказ Роспатента от 31.12.2009 № 198 «Об утверждении Методических рекомендаций по определению однородности товаров и услуг при экспертизе заявок на государственную регистрацию товарных знаков и знаков обслуживания». [Электронный ресурс]. Система Консультант Плюс.
  8. Определение Верховного Суда РФ от 25.04.2017 № 305-ЭС16-13233 по делу
    № А40-131931/2014. [Электронный ресурс]. Система Консультант Плюс.
  9. Постановление Конституционного Суда РФ от 13.12.2016 № 28-П. [Электронный ресурс]. Система Консультант Плюс.

Автор —  Сорокина Юлия Александровна
Партнер юридической группы KDZ&partners,
Практика недвижимости и строительства

Источник: http://www.esm-invest.com/ru/Features-of-legal-protection-of-intellectual-property-items